Джордж Вашингтон

Члены масонских лож принимали в американской революции самое деятельное участие.  Почти  весь  командующий  состав  американской  армии,  начиная  с главнокомандующего и кончая низшими офицерскими чинами, принадлежал к  числу масонов. Масонами были также почти все выдающиеся политики этого  времени  — Джемс Отис, Самуэль Адаме, Джозеф Уоррен, Джон Маршал и др. — равно  как  и большинство   народных   представителей,   подписавшихся   под   Декларацией Независимости в 1776 году и под Союзной Конституцией 1787 года. Современные американские масоны с гордостью вспоминают,  что  во  время знаменитых событий с Бостонской партией чая  (ноябрь  1773  года)  помещение Ложи св. Андрея в таверне «Зеленого Дракона» играло роль «гнезда, в  котором высиживались патриотические заговоры», и что  именно  оттуда  получили  свои индейские костюмы большинство расправлявшихся  с  чаем  «сынов  свободы».  В книге протоколов ложи за этот день стоит лаконичная надпись — «братья отдали свое время получателям чая», а на полях — несколько раз  написана  заглавная буква Т (чай). Британские власти хорошо различали патриотические и верные Англии ложи: во время британской оккупации Филадельфии (сентябрь 1777 — июль  1778  года)помещение ложи № 2,  члены  которой  отличались  своим  патриотизмом,  было разгромлено солдатами, и вся принадлежащая ей утварь  —  одежды  и  книги  -похищены, тогда как ложи № 3 и 4 продолжали спокойно  собираться, и многие офицеры британской армии были приняты в их состав. Первым случаем официального манифестирования «старым» масонством  своих патриотических чувств была процессия, организованная  в  1778  году Великой Пенсильванской ложей по случаю приезда в Филадельфию  Вашингтона.  Она  была приноровлена к ежегодному масонскому празднику 27-го декабря (день  апостола Иоанна), но по случаю воскресения, ввиду отсутствия в  этот  день  свободных церквей, перенесена на следующий день. Со  времени  освящения  в  1755  году масонского дома это было первое в Филадельфии публичное шествие  масонов.  К Вашингтону  заблаговременно  явилась  депутация   от   пенсильванских   лож, вручившая ему приветственный адрес и приглашение принять участие в процесии: «Его превосходительство, — докладывали затем  депутаты  в  Великой  Ложе,  — изволил выразить свою признательность и ответил полным согласием». Летом  следующего  года  —  в  день  Иоанна  Крестителя  24-го  июня  -состоялось второе масонское торжество с участием Вашингтона, на этот раз уже при  самой  армии,  стоявшей  лагерем  в  штате  Нью-Джерси.   Организатором праздника была военная ложа Коннектикутской «линии» «Американский союз»,  но участие приняли в нем и другие ложи. «По окончании торжества, — рассказывает современный отчет, — Его Превосходительство брат Вашингтон  в  сопровождении секретаря и надзирателей ложи прошел через толпу братьев к реке и  спустилсяв свой катер при звуках музыки, игравшей «Боже, храни Америку». Когда  катеротчалил, с берега раздалось троекратное ура, на которое ответило троекратное ура с катера. Музыка играла Гренадерский марш…».     По мере того, как с успехами американского оружия Вашингтон  все  более становился в глазах американских патриотов центральной фигурой, он привлекал к себе внимание и американских  масонов.  С  1779  года  на  всех  масонских банкетах вошло в обычай провозглашать тост за «генерала Вашингтона»,  многие ложи посылали ему приветственные адреса, выбирали его своим почетным членом,вновь возникшие ложи принимали его имя. Целый ряд масонских церемоний был организован в  1800  году  по  случаю смерти Вашингтона. Не довольствуясь официальным  участием  масонских  лож  в общегородской траурной церемонии, организованной в  Филадельфии  26  декабря 1799 года в силу постановления  союзного  конгресса,  пенсильванские  масоны организовали в память Вашингтона  и  собственные  собрания  и  процессии.  1 января 1800 года, в зале, увешанной черными  материями,  около  катафалка  с масонскими и военными  гербами  Вашингтона,  состоялось  траурное  заседание французской ложи. «Зала была полна. — Рассказывается в современном  отчете.  —  Несколько минут царило торжественное молчание, а потом Почтенный Мастер  воскликнул с Востока — «умер брат Вашингтон». «Умер славный брат Вашингтон»,  —  отвечали ему с Юга и Запада. Затем начались речи, прерывавшиеся рыданиями ораторов  и слушателей…  Весь  день  помещение  ложи  было  открыто  для   посторонних посетителей, а по просьбе многих  уважаемых  граждан  открывалось  еще  и  в субботу 4-го января от 10 до 4 часов дня…»  24-го февраля в Филадельфии состоялась общественная траурная  процессияс участием 11 пенсильванских лож. В процессии несли  гроб,  покрытый  черным сукном,  потушенные  светильники  и  все   принадлежности   масонских   лож, обвернутые крепом; 11-го февраля подобные же церемонии состоялись в Бостоне. Реликвии Вашингтона до сих пор хранятся в различных  ложах  Америки:  в Массачусетской Великой Ложе, в особой золотой шкатулке  хранится  локон  его волос; Фредериксбургская ложа как святыню хранит у себя библию, на  которой присягал в 1752 году Вашингтон при своем вступлении в масонство… Объединение  великих  американских  лож  не   состоялось, но быстро совершился другой процесс — образование во всех штатах  собственных  великих лож и прекращение зависимости американского масонства от Англии. В 1782 годув штате Нью-Йорк, находившемся до войны  в  ведении  Великой  Ложи  «новых»,организовалась независимая Великая Ложа в составе девяти частных лож — одной ирландской, одной шотландской  и  семи  английских  «старых».  В  1786  году Провинциальная  Великая  ложа  Пенсильвании  приняла  звание   «Почтеннейшей Великой Ложи франкмасонов Пенсильвании и всей относящейся к  ее  юрисдикции масонской территории. Борьба двух американских масонских лож после войны постепенно улеглась. В большинстве штатов «новое» масонство исчезало, в некоторых (как, например,в  Массачусетсе,  в  1792  год)  оба  масонства  мирно  сливались   в   одну организацию. Рост и развитие американского масонства были резко остановлены в  конце 20-х годов вспышкой антимасонского движения, нашедшего благоприятную почву в политических условиях момента. Две партии боролись во это время в штате Нью-Йорк. Во главе  их  стояли кандидаты на губернаторский пост Де-Витт Клинтон,  ярый  сторонник  будущего президента республики Джонсона, и Уильям Рочестер,  сторонник  его  главного конкурента Квинси Адамса. Как раз перед губернаторскими выборами 1826 года в  одном  из  западных графств Нью-Йорка случилось событие,  всполошившее  все  местное  население: бесследно пропал некий Уильям Морган, только что выкупленный своими друзьями из долговой тюрьмы в местечке Канандайгви. Так как  пропавший  поссорился  с местными масонами и готовился опубликовать в печати их пароли и «тайны»,  то немедленно возникло предположение, что  он  убит  именно  ими.  Образовались добровольные «комитеты наблюдения»,  поднялась  агитация  в  печати,  возник формальный процесс против группы местных масонов. Следствие установило,  что лица, осовободившие Моргана из тюрьмы, были действительно членами  масонской ложи и что они отвезли его к Ниагарскому форту, где он и жил некоторое время спрятанный в пустом амбаре. Дальше показания расходились: обвиняемые утверждали, что  они  спрятали Моргана и затем тайно переправили его в Канаду с его собственного  согласия,так как он  хотел  отделаться  от  соиздателей  «Иллюстраций  Масонства» (так называлось готовившаяся к печати  книга  Моргана),  Свидетели  же  обвинения уверяли, что Моргана схватили насильно, и что он погиб в Ниагаре,  куда  его бросили скованным цепью. «Труп Моргана» искали все лето  по  дну  Ниагары  и озера Онтарио, но поиски оказались безрезультатными: факт  убийства  Моргана так и не удалось установить. В январе 1827 года обвиняемые были  приговоренык тюрьме «за насильственное держание человека  взаперти  и  тайный  увоз  заграницу».     Общественное возбуждение на этом,  однако,  не  остановилось.  Агитация против масонов продолжала расти и принимала политический характер,  так  как противники  Клинтона   (только   что   победившего   своего   соперника   на губернаторских выборах) старались использовать «дело  Моргана»  в  партийных целях. В газетных статьях, памфлетах, и публичных речах они утверждали,  что»убийство» (ибо продолжали говорить об убийстве) является делом  не  местных масонов, а всей масонской организации, и что главным вдохновителем  его  былне кто иной, как сам губернатор Клинтон — Гроссмейстер  Нью-Йорской  Великой Ложи и член Главного Капитула высших масонских степеней. Появились нелепые и чудовищные слухи о  масонских  обрядах,  клятвах  ипреступлениях, тем более  легко  принимавшиеся  на  веру,  что  до  сих  порбольшинство провинциального населения ничего о масонах не  слыхало  и  вовсе ими не интересовалось. В октябре следующего года к  священному  изобличению  масонов  в  озере Онтарио, в 40 милях от места предполагаемого убийства, было найдено  наконец и «тело Моргана». Так как оно оказалось, однако, телом утонувшего  во  время бури канадца Тимофея Мунро, то  его  предали  погребению,  не  давая  «делу» дальнейшего хода. Тогда поднялась агитация против судей и  экспертов,  якобы подкупленных масонами. Тело утопленника пришлось  выкапывать  из  могилы,  и только категорические заявление вдовы Мунро, опознавшей ipyn мужа,  положило конец дальнейшим в этом направлении толкам. Антимасонское  движение,  первоначально  возникшее  в   двух   западных графствах штата Нью-Йорк, быстро распространялось  по  всей  западной  части штата. Когда на парламентских  выборах  1827  года  антимасоны  выступили  в качестве  отдельной  партии  с  требованиями  устранения  масонов  со   всех общественных и административных постов, они имели неожиданно огромный  успех и собрали большинство в пяти графствах. Движение распространилось и  дальше, переходя постепенно границы штата. Успехи  движения  вызвали  панику   в   масонских   рядах.   Дорожившие политической карьерой спешили покинуть  масонские  ложи;  некоторые  и  сами принимались изобличать масонские «тайны» и увеличивать  обвинительный  багаж антимасонства.  Отступничество  отдельных  лиц  перешло  затем  в  повальное бегство, и ложи закрывались одна за другой. В западных  графствах  Нью-Йорка масонство на некоторое время исчезло совершенно и почти исчезло в  остальных частях штата. Принципы масонской организации были объявлены губительными для политического равенства, опасными для свободного государства  и  враждебными правосудию». При всем своем бурном и решительном характере,  антимасонские  движения 20-х годов оставили на внутреннем развитии и внешних  успехах  американского масонства лишь очень неглубокий и временный след. Паника скоро прошла, и ужев 1832 году массачусетские масоны освящали в Бостоне свой  первый  масонский»храм» (место  собраний).  Даже  в  Нью-Йорке,  где  потери  масонства  были особенно чувствительны, «братья» скоро оправились от  ударов:  Великая  Ложа Нью-Йорка сделалась самой значительной из американских  лож,  как  по  числу подчиненных ей частных лож, так и по числу их членов и размеру территории.

More articles

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*