Императорский Рим. Принципат Августа

Став единоличным правителем, Октавиан, учитывая неприятие широкими слоями населения открыто монархической формы правления, постарался облечь свою власть в традиционные одежды. Основой его полномочий были трибунат и высшая военная власть – империй (с 29 до н.э. он носил постоянный титул императора). В 29 до н.э. он получил почетное прозвище «Август» («Возвеличенный») и был провозглашен принцепсом (первым лицом) сената; отсюда название новой политической системы – принципат. В том же году ему была предоставлена проконсульская власть в пограничных (императорских) провинциях (Галлия, Испания, Сирия) – он назначал их правителей (легатов и прокураторов), ему подчинялись расквартированные в них войска, собираемые там налоги шли в его личную казну (фиск). В 24 до н.э. сенат освободил Августа от любых ограничений, накладываемых законом, в 13 до н.э. его решения были приравнены к сенатским постановлениям. В 12 до н.э. он стал великим понтификом, а во 2 до н.э. удостоился звания «отца отечества».
Формально в Римском государстве существовала диархия принцепса и сената, который сохранял значительные права, распоряжался внутренними (сенатскими) провинциями и государственной казной (эрарием). Однако диархия только маскировала монархический режим. Получив в 29 до н.э. цензорские полномочия, Август изгнал из сената республиканцев и сторонников Антония и сократил его состав. Существенно ограничило реальную власть сената создание неформального консультативного совета при принцепсе и института невыборных (назначаемых им) магистратов с собственным штатом – префекта Рима, префекта анноны (занимавшегося снабжением столицы), префекта претория (командующий гвардией). Принцепс фактически контролировал и деятельность наместников сенатских провинций. Что касается народного собрания, то Август сохранил его, сделав послушным орудием своей власти; используя право рекомендации кандидатов, он определял исход выборов.
В своей социальной политике Август лавировал между сенатской аристократией и всадничеством, которое он стремился превратить в служилое сословие, активно привлекая его к управлению, прежде всего в провинциях. Он поддерживал средних и мелких землевладельцев, число которых увеличилось за счет 500 тыс. ветеранов, получивших землю в колониях за пределами Италии; земельные наделы были закреплены в частную собственность их владельцев. Масштабное государственное строительство обеспечивало работой значительную часть городского населения. В отношении люмпенов (ок. 200 тыс.) Август проводил политику «хлеба и зрелищ», выделяя на нее крупные средства. В отличие от Цезаря, он практически отказался от предоставления римского гражданства провинциалам, но в то же время ограничил практику откупов, частично передав их местным коммерсантам, начал вводить новую систему сбора налога через прокураторов, боролся с коррупцией и злоупотреблениями наместников провинций. Август осуществил военную реформу, завершив длившийся целое столетие процесс создания римской профессиональной армии: отныне солдаты служили 20–25 лет, получая регулярное жалованье и постоянно находясь в военном лагере без права заводить семью; по выходе в отставку им выдавалось денежное вознаграждение (донатива) и предоставлялся участок земли; утвердился принцип добровольного найма граждан в легионы (ударные подразделения) и провинциалов во вспомогательные соединения; были созданы гвардейские части для охраны Италии, Рима и императора; гвардейцы (преторианцы) пользовались рядом льгот (не участвовали в войнах, служили только 16 лет, получали высокое жалование). Впервые в римской истории были организованы специальные полицейские части – когорты вигилов (стражей) и городские когорты.
Правление Августа (30 до н.э. – 14 н.э.) ознаменовалось тремя крупными восстаниями в пограничных провинциях – кантабров и астуров в Северной Испании (28–19 до н.э.), племен Центральной и Южной Галлии (27 до н.э.) и иллирийцев (6–9 н.э.).
Во внешней политике Август избегал широкомасштабных войн; тем не менее ему удалось присоединить к Империи Мезию (28 до н.э.), Галатию (25 до н.э.), Норик (16 до н.э.), Рецию (15 до н.э.), Паннонию (14–9 до н.э.), Иудею (6 н.э.); в зависимость от Рима попало Фракийское царство. В то же время попытка подчинить германские племена (походы 12 до н.э. – 5 н.э.) и организовать между Эльбой и Рейном провинцию Германия завершилась полной неудачей: после поражения в 9 н.э. в Тевтобургском лесу римляне отступили за Рейн. На Востоке Август в целом поддерживал систему буферных вассальных царств и боролся с парфянами за контроль над Арменией; в 20 до н.э. армянский престол занял его ставленник Тигран III, однако с 6 н.э. Армения попала в орбиту парфянского влияния. Римляне вмешивались даже в династические конфликты в самой Парфии, но не добились особых успехов. При Августе впервые объектом римской агрессии стали Южная Аравия (неудачный поход египетского префекта Элия Галла в 25 до н.э.) и Эфиопия (победоносная кампания Гая Петрония в 22 до н.э.).
Римская империя при преемниках Августа: династия Юлиев-Клавдиев (14–68). При ближайших преемниках Августа – Тиберии, Калигуле, Клавдии I и Нероне происходит усиление монархических тенденций.Тиберий (14–37) прекратил деятельность народного собрания, передав часть его функций (выборы магистратов и высшую судебную юрисдикцию) сенату, роль которого, однако, также продолжала снижаться (особенно в 27–37). Принцепс получил право самостоятельно издавать законы, наложил руку на доходы от сенатских провинций и сосредоточил все преторианские войска в Риме, чем обеспечил силовую опору своей власти. Он активно использовал старый закон об оскорблении величия римского народа, который превратился в средство жестокого подавления любой оппозиции. В целях экономии государственных средств были сокращены денежные раздачи и число зрелищ. Тиберий продолжил борьбу с злоупотреблениями провинциальных наместников, полностью ликвидировал откупную систему и перешел к прямому сбору налогов.
Его внучатый племянник Калигула (37–41) предпринял попытку установить неограниченную монархию; он ввел пышный придворный церемониал и требовал от подданных называть его «господином» и «богом»; повсюду насаждался императорский культ. Им проводилась политика открытого унижения сената и террора против аристократии и всадничества; сфера применения закона об оскорблении величия была значительно расширена. Опорой Калигулы являлись преторианцы и армия, а также городской плебс, для привлечения симпатий которого он тратил огромные средства на раздачи, зрелища и строительство. Истощенная казна пополнялась за счет конфискаций имущества осужденных. Режим Калигулы вызвал всеобщее недовольство, и в январе 41 он был убит в результате заговора преторианской верхушки.
После его гибели сенат попытался восстановить республиканский строй или хотя бы отстранить от власти династию Юлиев-Клавдиев, однако преторианцы возвели на престол Клавдия I (41–54), дядю Калигулы, который продолжил антисенатский курс своих предшественников. При нем значительно возросла роль совета принцепса и произошло укрепление его личного аппарата: были созданы три ведомства (финансовое, по рассмотрению жалоб и по подготовке императорских указов), непосредственно подчиненные принцепсу; их возглавили императорские вольноотпущенники; полномочия прокураторов, проводников воли принцепса в провинциях, были существенно расширены. Клавдий возобновил политику Цезаря по предоставлению римского гражданства провинциалам, что способствовало романизации окраин и уравнению их в правах с Италией; в сенат он ввел выходцев из галльской аристократии. Лояльность плебса обеспечивалась щедрыми хлебными раздачами и зрелищами. После смерти Клавдия, отравленного своей четвертой женой Агриппиной Младшей, императором стал его пасынок Нерон (54–68). В первые годы правления он стремился избегать конфликтов с сенатом; в то же время ему удалось установить контроль над эрарием. С 62 принцепс перешел к политике репрессий против высших слоев общества; массовые конфискации ослабили экономическое могущество аристократии и сделали Нерона крупнейшим землевладельцем Империи. Заигрывая с плебсом, он выделял огромные средства на организацию празднеств, хлебные раздачи и масштабное строительство (особенно после пожара Рима в 64), что побуждало его увеличивать налоги. Широкое недовольство столичной знати и жителей провинций проявилось в мятежах и заговорах (движение британских племен в 59–61, заговор Кальпурния Пизона в 65, восстание в Иудее в 66–70).
В 68 против Нерона выступил наместник Лугдунской Галлии Юлий Виндекс, которого поддержали местные племена и войска, расквартированные на Пиренейском п-ве и Северной Африке. После гибели Виндекса испанские легионы провозгласили императором легата Тарраконской Испании Сульпиция Гальбу и двинулись на Рим. Мятеж преторианцев в столице привел к свержению Нерона, который покончил с собой. С его смертью прекратилась династия Юлиев-Клавдиев.
Во внешней политике Юлии-Клавдии отказались от сохранения системы зависимых царств, превратив большинство из них в римские провинции – Каппадокию (17), Коммагену (17), Мавританию (40–45), Фракию (46) и Понт (64). В 43 была завоевана южная Британия. С переменным успехом продолжалась борьба с Парфией за Армению: в 17 Тиберию удалось возвести своего кандидата на армянский престол и дипломатическим путем урегулировать отношения с парфянами; при Клавдии и Нероне римско-парфянские отношения обострились; после нескольких военных кампаний в 63 был заключен мирный договор, по которому Рим признал армянским царем Тиридата, брата парфянского царя Вологаза I; это значительно ослабило римское влияние в Армении.
Римская империя при Флавиях (69–96). После кратковременных правлений Гальбы (июнь 68 – январь 69), Отона (январь-апрель 69) и Вителлия (апрель-декабрь 69) престол захватил выходец из средних италийских слоев Веспасиан (69–79), основавший династию Флавиев. Он укрепил свою власть, подавив мятеж германского племени батавов (70) и восстание иудеев (71), сменил состав и сократил численность преторианской гвардии, провел чистку сената, включив в него представителей италийской муниципальной верхушки и ряд знатных провинциалов. Внешне Веспасиан соблюдал республиканские традиции и стремился не обострять отношений с сенаторами. Его социальной опорой были средние и мелкие землевладельцы и провинциальная аристократия: Он наделил землей своих ветеранов и провел общеимперский земельный кадастр, вернув в казну значительную часть расхищенных крупными собственниками государственных земель; широко раздавал римское гражданство, причем уже не отдельным лицам, а целым городам и муниципиям, особенно в западных областях Империи. Он упорядочил финансы благодаря режиму строгой экономии (ограничение денежных и хлебных раздач воинам и плебсу) и увеличению налогов; это позволило ему осуществить крупные строительные проекты (Форум Веспасиана, храм Мира, Колизей).Преемники Веспасиана, его сыновья Тит (79–81) и Домициан (81–96), продолжили политику благоприятствования провинциям. В то же время они возобновили практику щедрых раздач и организации зрелищ, что привело в середине 80-х к оскудению казны; ради ее пополнения Домициан развязал террор против имущих слоев, который сопровождался массовыми конфискациями; репрессии особенно усилились после восстания в 89 Антония Сатурнина, легата Верхней Германии. Внутриполитический курс стал приобретать открыто абсолютистский характер: по примеру Калигулы Домициан требовал именовать себя «господином» и «богом» и ввел ритуал церемониального поклонения; для подавления оппозиции сената он проводил периодические его чистки, используя полномочия пожизненного цензора (с 85). В обстановке всеобщего недовольства ближайшее окружение принцепса составило заговор, и он был убит в сентябре 96. Династия Флавиев сошла с исторической сцены. Во внешней политике Флавии в целом завершили процесс ликвидации вассальных буферных государств на границе с Парфией, окончательно включив в состав Империи Коммагену и Малую Армению (к западу от Евфрата). Они продолжили завоевание Британии, подчинив большую часть острова, кроме северной его области – Каледонии. Для укрепления северной границы Веспасиан захватил район между истоками Рейна и Дуная (Декуматские поля) и создал провинции Верхняя и Нижняя Германии, а Домициан совершил в 83 успешный поход против германского племени хаттов и вступил в тяжелую войну с даками, завершившуюся в 89 компромиссным миром: за ежегодную субсидию дакийский царь Децибал обязался не вторгаться на территорию Империи и защищать римские границы от других варварских племен (сарматов и роксоланов).
Династия Антонинов (96–192): золотой век Римской империи. После убийства Домициана престол занял ставленник сената Марк Кокцей Нерва (96–98), основатель династии Антонинов, который попытался консолидировать разные слои римского общества. С этой целью он продолжил аграрную политику Флавиев по поддержке мелких землевладельцев (массовая скупка земли и ее распределение среди нуждающихся), создал алиментарный фонд для поддержки сирот и детей малоимущих граждан и провозгласил своим наследником и соправителем популярного в военных кругах наместника Верхней Германии Марка Ульпия Траяна (97).Приход к власти Траяна (98–117), выходца из провинции, был закономерным в условиях падения политической роли столичного плебса и преторианцев и роста значения армии и провинциальной аристократии. При нем монархическая система получила свое теоретическое обоснование: Дион Христостом (ок. 40–120) и Плиний Младший (61/62 – ок. 113) разработали концепцию принцепса как первого и лучшего из граждан, для которого власть есть общественное служение и который руководствуется исключительно законами и благом государства. Сохраняя внешнее согласие с сенатом (дал клятву не казнить и не ссылать сенаторов), Траян держал его под жестким контролем и расширял за счет провинциалов (их число достигло 1/3). Он превратил совет принцепса в постоянно действующий орган управления и усилил роль префекта претория, фактически сделав его своим заместителем по гражданским делам. При Траяне государство окончательно отказалось от отношения к провинциям лишь как к источнику доходов и начало заботиться о них наравне с Италией (оказывало помощь в случае неурожая, стихийных бедствий, вникало в дела провинциальной администрации и т.д.). Одновременно он пытался приостановить экономический упадок Италии, где основным типом хозяйственной организации стала латифундия (крупное поместье с малопродуктивным зерноводством и экстенсивным скотоводством): он учредил систему кредитов под низкий процент для поддержки мелких и средних землевладельцев, значительно увеличил бюджет алиментарного фонда.
Внешнеполитический курс Траяна отличался агрессивностью. В ходе двух военных кампаний (101–103 и 105–107) он разгромил Дакийское царство и образовал на его территории провинцию Дакия. В 106 вассальное Набатейское царство было превращено в провинцию Аравия. В 113 Траян начал войну с Парфией, оккупировав Великую Армению (к востоку от Евфрата), а в 115–116 захватил всю Месопотамию; на занятых землях были созданы провинции Армения, Ассирия и Месопотамия. Однако восстания иудеев в Палестине, Египте и Киренаике и мощное антиримское движение в завоеванных областях вынудили его отступить за Евфрат. Хотя смерть Траяна в 117 и остановила продвижение римлян на Восток, именно при нем Империя достигла предельного расширения своей территории: она простиралась от Атлантического океана на западе до Евфрата на востоке, от Шотландских гор на севере до Сахары на юге.
Преемники Траяна отказались от политики завоеваний и взяли курс на оборону и укрепление внешних границ. Адриан (117–138) создал общеимперскую линию оборонительных комплексов – лимесов, включавших в себя небольшую крепость, военный лагерь и систему сторожевых башен на расстоянии нескольких километров друг от друга, соединенных каменной стеной (или земляным валом с деревянным палисадом) и с внешней стороны защищенных рвом. В 117 был заключен договор с Парфией, по которому римляне отказались от областей, захваченных Траяном в Месопотамии; Великая Армения вновь стала зависимым от Рима царством. Это обеспечило 45-летний период мира на Востоке. Он был нарушен только при Марке Аврелии (161–180), когда парфяне попытались восстановить контроль над Великой Арменией; в результате войны 162–166 римляне закрепили за собой Северную Месопотамию и сохранили в сфере своего влияния Армению. Марк Аврелий также отразил в 167–175 и 177–180 вторжения в придунайские провинции Паннонию, Норик и Рецию германцев (маркоманов и квадов) и их союзников сарматов (Первая и Вторая Маркоманские войны); его наследник Коммод (180–192) заключил с варварами мир на условиях восстановления status quo. Во внутренней политике Адриан, Антонин Пий (138–161) и Марк Аврелий, сохраняя нормальные отношения с сенатом, продолжали траяновский курс на включение его в систему императорской администрации и на укрепление бюрократического аппарата. При Адриане совет принцепса стал официальным высшим государственным органом, куда входили советники императора, ведущие правоведы и руководители центральных ведомств, число которых увеличилось вдвое (новые – по делам императорского имущества, императорского суда и императорской почты); во главе их были поставлены уже не вольноотпущенники, а всадники; расширились законотворческие полномочия принцепса; структура провинциального управления была реорганизована по образцу столичной (совет при наместнике; канцелярия в составе нескольких департаментов); налоговое бремя облегчено, особенно в восточных областях. При Марке Аврелии римско-италийская знать окончательно утратила свои господствующие позиции в сенате: число провинциалов в нем достигло 50 %, в первую очередь за счет выходцев с Востока и из Африки; это позволило принцепсу без риска доверить ему часть своих судебных полномочий.
На социальную политику Антонинов большое влияние оказали новые для Рима II в. экономические реалии: отказ многих крупных землевладельцев от ведения хозяйства (с использованием рабского труда), распространение практики сдачи земли арендаторам (колонам) и предоставления рабам некоторой хозяйственной самостоятельности. Адриан законодательно регламентировал взаимоотношения колонов и собственников; Антонин Пий признал за рабами определенный юридический статус (раб получил право жаловаться на жестокого господина, иметь семью и заниматься торговлей; убийство раба приравнивалось к убийству свободного); Коммод предпринял жесткие меры в защиту колонов от произвола крупных землевладельцев и впервые в римской истории начал расселять на запущенных территориях военнопленных варваров, превращая их в государственных арендаторов, уплачивающих в казну фиксированный налог. Все Антонины поддерживали существование алиментарного фонда, который при Марке Аврелии стал бюрократическим ведомством с собственным штатом, возглавляемым сенатором в ранге префекта.
Правление Антонинов – эпоха относительной стабилизации – тем не менее не избежало крупных внутриполитических (прежде всего этно-религиозных) потрясений: мятежи иудеев при Траяне и Адриане, волнения в Греции, Египте и Мавритании при Антонине Пии, восстания в Британии и в Египте и мятеж наместника Сирии Авидия Кассия при Марке Аврелии. Кризисные тенденции усилились при Коммоде, который попытался возродить абсолютистский курс Калигулы, Нерона и Домициана: ущемление высших слоев, террор против сенатской оппозиции, заигрывание с армией (повышение жалованья солдатам) и столичным плебсом (щедрые раздачи и грандиозные зрелища), требование божественных почестей и провозглашение себя новым Геркулесом (Гераклом). Истощение казны, массовые конфискации, увеличение налогов, неспособность государства обеспечить бесперебойное снабжение Италии продовольствием и справиться с многочисленными разбоями в провинциях лишили Коммода какой-либо поддержки в обществе. В ночь на 1 января 193 он был убит в результате заговора своих приближенных. С его гибелью окончилась эпоха Антонинов.
Римская империя при Северах (193–235). В результате ожесточенной гражданской войны 193–197, разразившейся после убийства Коммода, престол захватил Септимий Север (193–211), основавший династию Северов. Его воцарение ознаменовало политическую победу армейской верхушки и провинциальной знати над римско-италийской аристократией. Септимий Север провел ряд важных реформ по укреплению императорской власти, государственного аппарата и армии, создав режим бюрократизированного принципата. Он отнял у сената право издавать законы и избирать магистратов, превратив в чисто декоративный орган, и еще более провинциализировал его, включив в него значительное число военных, а также выходцев из южных и восточных регионов. Решения совета принцепса получили силу сенатских постановлений. Эрарий стал римской городской казной, а фиск – общегосударственной. Был сделан решающий шаг по унификации бюрократической системы: практически исчезла грань между магистратурами, унаследованными от Республики, и должностями, введенными при Империи; внутри чиновничества установилась строгая иерархия по военному образцу. Чтобы усилить армию, Септимий Север повысил жалованье солдатам, разрешил им во время службы приобретать землю и вступать в брак (теперь они жили в поселках рядом с лагерем и периодически являлись на сборы), уравнял легионеров в правах с преторианцами, отказался от принципа комплектования преторианской гвардии исключительно из жителей Италии (отныне ее набирали из всех легионов); в результате значительно расширился приток в армию провинциалов и варваров. По отношению к провинциям принцепс проводил политику еще большего благоприятствования, чем Антонины: он освободил многие города от налогов, щедро раздавал римское гражданство и покончил с привилегированным положением Италии, присвоив ей статус провинции. Его сын и наследник Каракалла (211–217) в 212 предоставил римское гражданство всем свободным жителям Империи. Так завершился процесс превращения италийского государства, окруженного зависимыми территориями, в единую средиземноморскую державу. После убийства Каракаллы в 217 и кратковременного правления Макрина (217–218), сына вольноотпущенника (первый случай в римской истории), престол перешел к Гелиогабалу (218–222), представителю младшей ветви Северов. Новый император попытался установить теократический режим по восточному образцу: будучи верховным жрецом сирийского бога Солнца, он объявил этот культ общегосударственным. Бесконечные оргии и террор против знати быстро сделали Гелиогабала одиозной фигурой. В 222 он погиб в результате заговора, и трон занял его двоюродный брат Александр Север (222–235). В отличие от своих предшественников, Александр проводил просенатский курс: представители сенатской аристократии заняли при нем ведущие позиции в совете принцепса, возглавили центральную и провинциальную администрацию. Снижение в целях экономии солдатского жалованья и сокращение командных должностей вызвали резкое недовольство в армии, а порча монеты (уменьшение содержания серебра за счет меди) привела к инфляции и ухудшению экономического положения широких слоев населения. В 235 император был убит легионерами во время военной кампании против германцев.
Главным во внешней политике Северов оставался восточный вопрос. Во время войны 195–198 Септимию Северу удалось отразить парфянское нашествие, захватить всю Месопотамию и превратить ее в римскую провинцию. В 215 Каракалла совершил успешный поход в Парфию. Вскоре после свержения в 226 династии Аршакидов и возникновения Новоперсидского царства его основатель Ардашир Сасанид вторгся в восточные провинции Империи, но в 231–232 римляне вытеснили его за Евфрат. Второй по важности задачей была защита рейнско-дунайской границы от вновь усилившегося в начале III в. натиска германских и сарматских племен. В 212–214 Каракалла вел борьбу с хаттами и алеманами на Рейне и с карпами и языгами на Среднем Дунае. В 234–235 с переменным успехом с алеманами сражался Александр Север. Еще одним театром военных действий стала римская Британия, куда в 208 вторглись пикты, населявшие Каледонию: к 211 римляне вытеснили их за вал Адриана, однако смерть императора помешала им овладеть северной частью острова.
Кризис Империи: эпоха солдатских императоров (235–284). III в. стал временем глубокого социально-экономического и политического кризиса. Демографический спад, вызванный частыми эпидемиями и непрерывными войнами, привел к запустению целых районов и сокращению пахотных площадей; экстенсивные отрасли сельского хозяйства (зерноводство и скотоводство) вытеснили интенсивные формы (виноградорство, оливководство); еще более возросла роль колоната и латифундиального землевладения, слабо связанного с рынком и использованием рабского труда; значение же муниципального землевладения резко снизилось. Пришли в упадок ремесло и торговля, нарушилось денежное обращение, усилилась инфляция. Наступил период деградации города и городской жизни.Политический кризис выразился в череде государственных переворотов, кратковременных правлениях (40 за 49 лет), отсутствии династической преемственности, региональном сепаратизме. Ведущей политической силой стала армия, вышедшая из-под контроля гражданских властей; подавляющее большинство принцепсов в 235–284 было выдвинуто легионами («солдатские императоры»).
С прекращением династии Северов трон захватил Максимин Фракиец (235–238), фракийский пастух, дослужившийся до командира легиона. В 235 он нанес поражение алеманам, в 236–237 – сарматам и дакам. В ответ на развязанный им террор против имущих слоев римско-италийская и провинциальная знать организовала в 238 антиправительственные мятежи в Риме и Африке. После гибели Максимина и четырех сенатских ставленников (Гордиана I, Гордиана II, Пупиена и Бальбина) преторианцы провозгласили императором 13-летнего Гордиана III (238–244), сына Гордиана II. В 244 во время похода против персов он был убит префектом претория Филиппом Арабом. Взойдя на престол, Филипп (244–249) попытался стабилизировать внутриполитическую ситуацию, лавируя между сенатом и армией. В 245–247 он успешно сражался с готами на Дунае, заключил мир с персами, закрепив за Империей Малую Армению и Северную Месопотамию, и одержал верх над несколькими претендентами на верховную власть. В 249 Филипп пал под Вероной в битве с сенатором Децием, который был провозглашен императором дунайскими легионами (249–251). Деций, выходец из знатной иллирийской семьи, сделал попытку обуздать своеволие армии, установить жесткий контроль над государственным аппаратом и возродить авторитет древней римской религии как основы государственного единства; он боролся с новыми культами, широко распространившимися в Империи, – иранским культом Митры, сирийским культом Солнца и, особенно, христианством, против которого в 250 было организовано первое систематическое гонение. В 251 Деций погиб в сражении при Абритте (Нижняя Мезия) с вторгшимися на Балканы готами. В результате гражданской войны 251–253 власть оказалась в руках сенатора Валериана из знатного италийского рода (253–260), который сделал соправителем своего сына Галлиена (253–268), передав ему западные провинции вместе с Италией. Новые императоры продолжили внутреннюю политику Деция, в том числе и его антихристианский курс (гонение 257–260), однако их основное внимание было направлено на отражение внешней опасности – нашествия франков и алеманов на Галлию, готов на Балканы, мавританских племен на Северную Африку, персов на Сирию и Палестину. В 255 от Империи отпала Дакия, в 259 – Декуматские поля и Реция. В 260 Валериан попал в плен к персидскому царю Шапуру I (241–272) и умер в заключении (по другой версии, казнен). Началось единоличное царствование Галлиена (260–268), при котором политический кризис достиг своей кульминации: государство фактически распалось на несколько самостоятельных областей. Значительную часть восточных провинций контролировал правитель Пальмиры Оденат, сумевший в 262 разгромить персов и вытеснить их за пределы Империи; в 265 Галлиен был вынужден провозгласить его своим соправителем. В Галлии еще в 259 власть захватил Постум, создавший Галльскую империю, в состав которой в 260 вошли Испания и Британия. Главной внешнеполитической проблемой для Галлиена стали готы, периодически вторгавшиеся на Балканский п-в; их флот несколько раз прорывался через Боспор и Геллеспонт и опустошал побережье Эгейского моря; в 263 они разгромили Эфес, в 267 – Афины, Коринф и Спарту. Пытаясь переломить ситуацию, император провел в 262–263 реформу армии, реорганизовав преторианскую гвардию и усилив роль кавалерии, в которую включил конные отряды варваров; он также прекратил преследования христиан. После убийства Одената в 267 положение на Востоке еще более ухудшилось: его вдова и наследница Зенобия подчинила себе Египет и большинство азиатских провинций. В 268 Галлиен нанес несколько поражений Постуму, вскоре погибшему от рук своих собственных солдат, и отразил новое нашествие готов на Балканы и в Малую Азию. В том же году он был убит заговорщиками. Галлиена сменил иллириец Клавдий II (268–270), при котором Империя начала выходить из кризиса. В 269 он разгромил готов при Наиссе (совр. Ниш); часть пленных он зачислил в римскую армию, а остальных расселил в дунайских провинциях. Однако Галльская империя и царство Зенобии сохранили независимость. После смерти Клавдия (он умер от чумы) и краткого правления его брата Квинтилла (всего 17 дней) власть захватил еще один выходец из Иллирии – Аврелиан (270–275), который восстановил внутреннее единство Империи и отразил внешних врагов: в 270 он победил вторгшихся в Северную Италию алеманов и ютунгов; в 271, осознав невозможность удержать Дакию, отвел римские войска за Дунай; в 272–273 разгромил государство Зенобии и вернул под власть Рима восточные провинции; в 274 ликвидировал Галльскую империю. Внутренняя политика Аврелиана имела абсолютистскую направленность: он официально именовал себя «господином» и «богом» и носил царскую диадему, не считался с сенатом и развязал террор против аристократии. В целях стабилизации он осуществил денежную реформу, вернув в оборот полноценную монету, и придал общегосударственный характер ближневосточному культу непобедимого Солнца (274). В 275 Аврелиан был убит легионерами во время похода против персов.
После недолгого правления сенатора Тацита (275–276) и его брата Флориана (276) власть перешла к Пробу (276–282), продолжившему курс Аврелиана. Проб изгнал из Галлии вторгнувшихся в нее алеманов и франков, успешно боролся с вандалами на Дунае и персами на Востоке. По примеру Клавдия II он активно расселял пленных варваров в пограничных районах Империи, порой целыми племенами. Им был также предпринят ряд мер для возрождения экономики провинций. В 282 Проб погиб во время солдатского бунта.
Его сменил Кар (282–283), выходец из Галлии, поддержанный легионами в Норике и Реции. Он победил сарматов и германцев на Дунае; затем разбил персов и захватил их столицу Ктесифон; во время персидского похода умер от удара молнии. Ему наследовали его сыновья Карин (283–285) и Нумериан (283–284). В сентябре 284 Нумериан был убит в результате заговора, и его армия провозгласила императором Диоклетиана. В начале 285 Карин во время сражения с Диоклетианом на р. Марг (совр. Морава) погиб от рук собственных воинов, и Диоклетиан стал единовластным правителем Римской империи.

More articles

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*