Завершение войн Китая с Тибетом

После смерти Тисон Дэцэна, кажется, во внешних войнах Тибета с соседями наступил некоторый перерыв. Он был связан с внутренними делами страны. К этому времени стал ослабевать союз Тибета с Наньчжао. Правители Наньчжао тяготились зависимостью от Тибета, и в 794 г. правитель Наньчжао отказался от вассальных отношений с Тибетом и признал себя вассалом Китая. Наньчжао развязал успешную для него войну с Тибетом, приведшую к смерти Тисон Дэцэна.
На северо-западных границах Китая тибетцы в 808 г. были атакованы уйгурами, захватившими г. Лянчжоу. Это положило начало новым тибетско-уйгурским столкновениям. В 813 г. тибетцы построили мост через р. Хуанхэ в Улане, примерно в 90 км вниз по течению от современного г. Ланьчжоу, и начали совершать регулярные вторжения на территорию Ордоса. Эти походы были направлены и против уйгуров, и против китайцев. Есть сведения о том, что в 816 г. тибетская конница пересекла пустыню Гоби и вышла к столице Уйгурского каганата г. Ордубалык. В свою очередь, уйгуры довольно успешно теснили тибетцев на западе. Но начавшиеся войны с киргизами не позволили уйгурам развить свой успех в этом регионе, а затем привели и к гибели Уйгурского каганата (840 г.).
В годы царствования цэнпо Тидэ Сонцэна (798-815) военная активность тибетцев на границах с Тан стала ослабевать, тибетцы лишь стараются закрепить успех. Именно в конце VIII — начале IX в. в тибетских документах появляется термин Бод ченпо — «Великий Тибет». Военные действия с Китаем — походы в Ордос, осада и взятие г. Шачжоу в 819 г. — перемежаются попытками заключить мирный договор. Танский Китай в принципе тоже был склонен к заключению договора, так как и ему приходилось воевать не только с тибетцами, но и с уйгурами. В 821 г. китайцам удалось склонить к миру уйгуров, уйгурский каган получил в жены китайскую принцессу. После того как уйгуры и Китай заключили мир, тибетские власти тоже стали склоняться к миру. В мире нуждался и Китай. Поэтому китайские власти ответили согласием на ведение мирных переговоров. Их посланники, выехавшие в Тибет, проезжая через территории, ранее контролировавшиеся Тан, к своему удивлению нашли их не опустошенными и разоренными, а процветающими. «Земли в Ланьчжоу покрыты были сарацинским пшеном и обширными садами с персиками, грушами» [Бичурин, 1833, с. 218].
Это означало, что тибетцы вполне справлялись с управлением хозяйством в этих районах. О войне напоминали могильные курганы, подле них были выстроены «домики, на которых написаны белые тигры по красному полю. Это могилы знаменитых туфаньцев, отличившихся подвигами на войне. Они при жизни одевались кожами тигров, по смерти употребляют изображения сих зверей в знак мужества, Соумершие погребены подле их могил» [там же, с. 219]. Китайские послы Ло Юань-дин и Ноло были приняты в походной ставке цэнпо: «Стойбище было обнесено полисадом. На пространстве каждых десяти шагов воткнуты до ста кольев. Внутри поставлены большие ставки. Ворот трое в ста шагах одни от других. Воины в латах охраняли сии ворота. Жрецы с птичьими перьями на голове и тигровым поясом били в литавры. Каждого при входе во внутренний двор обыскивали и потом отпускали. Внутри ограды стоял возвышенный терем, обнесенный дорогими перилами, на котором кяньбу сидел в своей ставке. При нем стояли тигры, леопарды и другие звери, вылитые из чистого золота. Он одет был в темное камлотовое платье, при бедре висел меч резной работы из золота» [там же, с. 220].
Тибетцы предлагали мир на следующих условиях: «Тибет и Хань — два государства, каждое из которых оберегает свои границы и управляет пограничными территориями, ни та ни другая сторона не допускают вторжений армий, карательных экспедиций и грабительских набегов друг на друга» [Сицзан цзяньши, 1993, с. 64].
821-822 годы ушли на заключение договора. В ноябре 821 г. китайская делегация была в Лхасе. Официальные церемонии подписания договора состоялись в 821 г. в западном предместье Чанъани и в 822 г. в восточном предместье Лхасы. Китайский император был признан дядей по матери (цзю), тибетский цэнпо — племянником (сыном сестры — шэн). Оба суверена именовались по-китайски «государями» (чжу), они обсуждали дела и решали, как сблизить свои государства (шэ цзи жу и, «алтари земли и злаков [т.е. государства] уподобить единому»), так была выражена идея сотрудничества и равенства сторон. В тибетском тексте договора говорилось: «Великий государь Тибета, Священный государь чудодейственных сил, и Великий государь Китая, правитель Китая, хуанди (император), совещались друг с другом с целью сблизить государства, и они заключили великий договор и пришли к такому соглашению: Тибет и Китай остаются в границах тех территорий, которыми они в данный момент владеют. Все земли к востоку [от этой границы] — страна Великий Китай, все земли к западу [от нее] — соответственно страна Великий Тибет. Впредь каждая из сторон не будет действовать враждебно в отношении другой, начинать военные действия или захватывать территорию другой стороны. Если там (на территории другой стороны) появится какое-либо подозрительное лицо, оно должно быть задержано, его намерения выяснены путем допроса, а затем оно [должно быть] выслано назад.
Ныне, когда они (государи Тибета и Китая) сблизили свои государства и заключили этот великий договор, если возникнет необходимость послать посольства дружбы, рожденные дружескими отношениями между племянником и дядей, то посольства снова должны отправляться старой дорогой и, согласно прежним обычаям, лошади должны меняться в Цанкуньйоге на границе между Тибетом и Китаем. Китайцы встречают послов в Цешунгчене, и далее оттуда послов снабжает Китай. Тибетцы встречают послов в Цен-шухуани, и оттуда далее послов снабжает Тибет. Они (послы и встречающие) должны оказывать друг другу уважение и воздавать почести по обычаю, как того требуют отношения любви и родства между дядей и племянником. Между двумя государствами не должно быть видно ни клубов дыма, ни столбов пыли, не может быть никаких внезапных подъемов войск по тревоге, и даже само слово „враг» не должно произноситься. Начиная от пограничных караулов, всюду должно быть спокойно, и у [каждой из сторон] их земля должна быть их землей, а их постель — их постелью. И не должно быть ни страха, ни беспокойства. Они будут жить в мире и наслаждаться счастьем в течение десяти тысяч лет. Слова возносимой хвалы должны быть слышны повсюду и достичь солнца и луны.
[Мы], положив начало великому времени, когда Тибет будет счастлив на земле Тибета, а Китай будет счастлив на земле Китая, для того чтобы это клятвенное соглашение никогда не было нарушено, призвали в свидетели три сокровища [буддийской веры], все божества, солнце и луну, планеты и звезды. Слова клятвы произнесены, животные принесены в жертву, клятвенная присяга совершена, и договор вступил в силу. Если же стороны не будут действовать в соответствии с этим договором или если они нарушат его и кто-то, будь то Тибет или Китай, первым совершит проступок, наносящий ему ущерб, любые военные действия или вероломные нападения, предпринятые [другой стороной] в качестве ответных мер, не будут рассматриваться как нарушение договора» [Richardson, 1952, р. 71-72].
Договоры были заверены печатями китайского императора и тибетского цэнпо, подписаны министрами и положены в государственные архивы Китая и Тибета. Текст договора также был выставлен для всеобщего обозрения в г. Дасячуане, ставке тибетского командующего пограничными войсками, местному населению на границе Китая и Тибета было дано указание «охранять свои пределы и не нападать на земли дружественной державы» [Бичурин, 1833, с. 221].
Договор подтвердил границы по прежнему соглашению в Цин-шуй 783 г. и, безусловно, был выгоден для Тибета. Все исследователи полагают, что это был равноправный договор, если не считать неравенства в «родственных отношениях» государей: китайский император считался дядей, а тибетский цэнпо — племянником.
Мир продержался двадцать лет вместо заявленных «десяти тысяч». Он завершил цикл войн Великого Тибета и танского Китая, среди которых можно выделить четыре:
1. 638-641 гг. Война длилась четыре года и условно может быть названа войной тибетцев за китайскую принцессу.

2. 670-730 гг. 60-летняя война.

3. 737-783 гг. 46-летняя война.

4. 786-822 гг. 36-летняя война.
Примерно за 200 лет контактов китайской династии Тан и вышедшего на арену мировой истории Тибета между этими двумя государствами 145 лет было состояние войны. Договор 822 г. стал вершиной могущества Тибета на всем протяжении его истории; как писал китайский сановник Ню Сэн-жу, это была пора, когда Туфань-Тибет «и в длину и в поперечнике содержал по десять тысяч ли» [там же, с. 224].

More articles

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*